Россия-Беларусь....

Discussion in 'Политика' started by Maikl, Jun 12, 2009.

  1. Maikl

    Maikl New Member

    Я, вот ни чо не понимаю....
    Ну, там-Димка и Вовка с Батькой чет делят...
    А вот куды остальные суются-им че,заняться нечем????
    Мне со Стасом нечего делить, да и родни полно в Слониме, и в Минске....
    Блин, прийдется контробандой заняться.... :gq: :ep:
     
  2. поручик

    поручик настоящий полковник

    Миха, да все окей
    А что ты к нам возить собрался, у нас все есть
     

    Attached Files:

  3. Joker

    Joker Нас очень трудно сбить с пути, нам всё равно, куда

    ))))
     
  4. Maikl

    Maikl New Member

    Стас, чес слово, в следующем году приедем в Слоним. Надюшка хочет повидать своих.
    Да и я заодно проедусь.Наш маршрут-
    Минск, Витебск, Слоним....
    Ну а везти буду....одну весчть,мама моя так класно её готовит-быка с копыт валит, ну а вашего зубра тем более.Даже моль нюхнёт и сразу же веризжит-подаете мамонта, слопаю и не подавлюсь....... :ep: :az:
     
  5. поручик

    поручик настоящий полковник

    <b>«Медведеву не интересно с Лукашенко»</b>
    02.07, 18:49 Росбалт

    Белоруссия широко отмечает День независимости, приуроченный к юбилею освобождения Минска от нацистов во второй мировой войне. Как сообщала газета «Время новостей», о приглашении на праздник российского президента Дмитрия Медведева госсекретарь российско-белорусского союзного государства Павел Бородин рассказал еще в начале июня.

    Между тем, российский лидер не приехал в белорусскую столицу, ограничившись лишь поздравлением ветеранам войны и «всему белорусскому народу». На данном этапе российско-белорусских отношений Медведеву не о чем разговаривать с Лукашенко, считает руководитель аналитического центра «Стратегия», известный белорусский экономист и политолог Леонид Заико .

    — Если бы сейчас состоялась встреча лидеров двух стран, какой вопрос, по вашему мнению, был бы основным в беседе «с глазу на глаз»?

    — Вообще, я думаю, Медведеву совершенно не интересно встречаться с Лукашенко. Это человек не его диапазона. Однако если бы сейчас встреча состоялась, основной темой разговора были бы деньги. Финансовое состояние Белоруссии таково, что руководство страны постоянно рефлексирует по поводу нехватки денег. У нас отрицательный торговый баланс. Только с Россией — отрицательное сальдо торговли примерно $700 млн каждый месяц.

    Ну и второе в связи с этим: во время кризиса глупцы продают, а умные покупают. Кто будет глупцом, думаю, объяснять не надо. Правомерно ожидать со стороны России покупки части белорусской собственности. Кстати, того же хотят и немцы. Они тоже активизировались. Немецкие деловые круги отлично понимают, что Белоруссия — последняя страна с государственной собственностью (при хорошей капитализации можно насчитать $130 млрд). И французы не остались бы в стороне. Вчера собственность покупать было рано, кризис еще не припер белорусов к стенке, завтра будет поздно. Так что масштабная скупка белорусской собственности вполне ожидаема.

    — Может быть, это для Белоруссии больше плюс, чем минус?

    — Для Белоруссии это полное фиаско ее политической элиты. Белорусский бизнес с ужасом думает о будущем. Бизнесмены видят себя в качестве прокладки между национальными ТНК и местной коррумпированной бюрократией.

    Лукашенко 15 лет «сидел» на национальной собственности, крутил, вертел ею, ничего не мог сделать, не мог подготовить новую национальную элиту, никто нигде не учился управлять, ничего не умеют делать. Что остается? Продавать свой «вишневый сад»! Ну что ж, представители зарубежной элиты купят себе еще одну дорогую яхту или автомашину.

    — За неделю до встречи Медведева и Обамы Белоруссию посетила довольно представительная делегация: председатель Комиссии США по безопасности и сотрудничеству в Европе Бенджамин Карден, конгрессмены Кристофер Смит (автор «Акта о демократии в Белоруссии»), Элси Гейстингс, Крис Смит и сенатор Дик Дербин. Это означает растущий интерес США к Белоруссии, попытку «провентилировать» вопросы перед встречей Медведева и Обамы или интерес Лукашенко к Западу?

    — Да, это была крупная американская делегация. Лейтмотив визита таков: концепция новой американской администрации предусматривает установление дружественных отношений США со всеми государствами. Но среди американских сенаторов не все — горячие сторонники Барака Обамы. Американцы приехали, повстречались, посмотрели. Позиция осталась та же – соблюдение прав человека, создание демократических основ в Белоруссии.

    Я бы не стал преувеличивать важность подобной встречи. Есть усилия чиновников среднего уровня, которые организуют приезд «знаковых» фигур. Потом все это подается как результат работы. Если раньше мы в Минске ласково называли наш МИД «турбюро для организации поездок Лукашенко за рубеж», то теперь «турбюро» становится своего рода политическим координатором.

    — Судя по всему, президент Белоруссии хочет хороших отношений с США, и об этом он говорит открыто: «Хочу сказать, что мы крайне заинтересованы в конструктивном обмене мнениями с Соединенными Штатами по всем тем вопросам, которые уже более 10 лет находятся в замороженном состоянии…»

    — Александр Григорьевич, конечно, ищет встречи с более высокими американскими политиками. Он оказался в ситуации «смотрителя маленького флигеля»: страна небольшая, таких стран хватает, но поиграть в большую политику президенту всегда было приятно. Так сказать — «и мы что-то можем делать». А играть на противоречиях уж сам Бог велел. Евросоюз вовремя учинил программу «Восточное партнерство», у американцев на градус повышается политическая активность, Россия, опять же, под боком…

    — США свою политику по отношению к Белоруссии не меняют?

    — Насколько я помню, политика Вашингтона за последние 15 лет – самая внятная, самая последовательная и ясная по отношению к Белоруссии, чего не скажешь о Москве или Брюсселе.

    — Недавно министры сельского хозяйства окончательно урегулировали все вопросы по поставкам животноводческой продукции из Белоруссии в Россию. Зачем нужно было затевать молочный скандал?

    — По-моему, что называется, подвернулась тема. После известной истории с кредитом Лукашенко стал нелицеприятно отзываться о Кудрине, по отношению к России встал в позу обиженной девушки, надув губы. «Подвернулось» молоко. Могло быть мясо, ну, не знаю, автоперевозки… И белорусские чиновники тоже разгильдяи. Вовремя не оформили все стандарты, технические условия…

    — Москва погрозила пальцем Минску?

    — Ну да, показали, что значит работать по закону, по правилам. Но, кроме того, надо отметить, что за последние 4 месяца перед этой историей ввоз белорусской молочной продукции в Россию в физическом объеме вырос на 34%. На месте российских производителей я бы немного «отдавил» свое правительство. С какой стати ущемлять интересы собственного производителя? Впрочем, это в любой стране мира так было бы, на это нужно реагировать.

    (После того как опубликованное выше интервью было взято, главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко сообщил РИА Новости, что белорусская сторона пытается сорвать достигнутые договоренности по «молочному вопросу» и техрегламенту, что «может привести к отмене переходного периода и новой приостановке поставок молочной продукции из этой страны в РФ» — «Росбалт»).

    Беседовал Дмитрий Пановкин

    <span class='inv'><![CDATA[<noindex>]]></span><a href="http://www.onix-trade.net/forum/go.php?http://news.mail.ru/politics/2709959/" rel="nofollow" target="_blank">http://news.mail.ru/politics/2709959/</a><span class='inv'><![CDATA[</noindex>]]></span>

    <b>В Беларуси началась распродажа банков. </b>

    <i>статья годичной давности, но отдаваться, надо сейчас, пока не поздно
    Многие предприятия работают три дня в неделю, 7-час рабочий день, но в стране кризиса нет</i>

    Глава одного из крупнейших белорусских банков - ОАО «Приорбанк» Сергей Костюченко сообщил, что на государственном уровне принято решение о продаже западным инвесторам «Белпромстройбанка» и «Белинвестбанка». Какие еще банки могут быть проданы и что это даст Беларуси, рассуждают эксперты «Завтра твоей страны».

    -- Белорусские банки первыми были выставлены на продажу. В прошлом году она велась довольно интенсивно. Я не исключаю, что в году нынешнем ситуация будет еще более активно развиваться, – говорит руководитель Исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук. – Скорее всего, продадут «Белагропромбанк», «Белпромстройбанк». «Белинвестбанк» также будет продан.

    Экономист также не исключил продажу в недалёком будущем 15-20 % акций крупнейшего в стране «Беларусбанка».

    -- Я не исключаю, что его покупателем станет Сбербанк России, которым сейчас управляет Герман Греф. Ведь именно эта структура заявляла о готовности стать региональным банком по странам СНГ, -- утверждает эксперт «Завтра твоей страны». – Если это случится, то станет подтверждением той финансовой экспансии, которую осуществляют россияне, прежде чем они начнут предъявлять претензии и выставлять счета как белорусской экономике, так и белорусской политике.

    Рядовые белорусы, по мнению эксперта, могут даже не почувствовать того, что отечественные банки проданы.

    -- Если россияне придут в банки, а потом предприятия или сами банки начнут испытывать серьёзные финансовые проблемы, то россияне предложат эти проблемы решить, но уже за счет покупки активов. Вот тогда-то белорусы останутся без «козырных» предприятий, на которых можно было бы достаточно хорошо зарабатывать и получать стабильный доход, -- отмечает Ярослав Романчук. – Мы не просто потеряем контроль над своей собственностью. Мы потеряем возможность развивать национальный бизнес, а это может иметь еще и далеко идущие политические последствия.

    -- Белорусские банки – это маленькие пупырышки на финансовом поле, которые можно скупить с потрохами за пятнадцать минут, -- полагает руководитель Аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико. По его словам, во всём мире идет концентрация и централизация банков, а продажа банков и есть централизация банковского капитала.

    -- С точки зрения стратегической, когда начнется продажа белорусских банков, в том числе и «Беларусбанка», мы сможем поставить крест на том, что понимается нынешними политиками под экономическим суверенитетом. А высшее руководство страны такую опасность недооценивает, - утверждает эксперт «Завтра твоей страны». -- Когда банковская система страны находится в иностранных руках, она становится более управляемой, но из другого центра.

    Что касается возможности интервенции в Беларусь российского банковского бизнеса, то, по мнению экономиста, россияне уже «наелись» Европой, у них больше денег, больший золотовалютный резерв и более солидные перспективы.

    -- Сегодня для них важнее выйти на мировые рынки, а что касается Беларуси, то это как пойти в лес по грибы и собрать пару лишних сыроежек, -- говорит Леонид Заико.

    Как уверяет аналитик, к продаже отечественных банков белорусские власти подтолкнули неподготовленность, непрофессионализм, нежелание проводить реформы.

    -- Теперь им некуда деваться – либо уходить в небытие, либо еще на пару лет протянуть своё существование, - считает экономист.

    Для рядовых сограждан продажа банков иностранцам, по словам Леонида Заико, может даже оказаться выгодной.

    -- Начнет работать банковская конкуренция. Сохранность и надёжность банковской системы повысятся, - предполагает эксперт. – Но снизится ставка процента, и депозиты в белорусских рублях для населения будут не 12-14 %, а ставка будет на уровне 4-5 %. Правда, всё это будет зависеть ещё и от инфляции. Кроме того, широко будет развит кредит, и иностранные банки станут надзирателем, супервайзером и семейным другом каждого белоруса.
     

    Attached Files:

  6. поручик

    поручик настоящий полковник

    <b>Back in USSR</b>
    Записки из Беларуси. Часть 1

    Владимир Тучков вторник, 3 ноября 2009 года, 11.04

    Зритель центральных российских телеканалов, оказавшись в столице Беларуси городе-герое Минске, ожидает увидеть ситуацию тотального обнищания широких слоёв населения. Более того, не просто ожидает, а прямо-таки вожделеет, запав на те сладострастные интонации, с которыми эти самые каналы говорили, что Россия изменила своё решение дать вероломному Лукашенко 500 млн долларов.

    Причём изменила синхронно: не дадим и Лукашенко, и Ющенко 5 млрд, <b>а дадим Сербии и Болгарии 4,8 млрд евро</b>. То есть те же самые 5,5 млрд долларов, которыми глумливо помахали перед носом президентов Беларуси и Украины. Тем самым Батька был причислен к стану заклятых врагов России, коим несть числа. Соответственно и Батька внёс соответствующие коррективы относительно того, с кем можно сесть на одном поле, а с кем — ни при каких гастроэнтерологических показаниях.

    Однако это вожделенное ожидание не оправдывается. В Беларуси нет бедных. Потому что нет и богатых. Нет, они, конечно, есть. Но они так же неуловимы для фиксации, как и нейтрино, влетевшее в камеру Вильсона, регистрирующую атомы и элементарные частицы. И в таком контексте камера — это не вполне метафора.

    Всего лишь в двух кварталах от главного административного здания Белоруссии, расположенного на проспекте Независимости, находится тюрьма. Причём она не прячется стыдливо, как Бутырка в Москве, обнесённая стеной не вполне отчётливой функциональности, а демонстративно выпячивает свою сущность. По верху стены накручены такие чудовищные мотки колючей проволоки, словно это оперные декорации, долженствующие нагнетать на зрителя тягостное настроение. А внутри двора просматриваются верхние этажи, забранные решётками с прутьями толщиной в руку Александра Григорьевича. В общем, сия городская достопримечательность преследует прежде всего педагогические цели: трепещите, враги белорусского народа.

    К латентным врагам причисляются и шибко богатые. Хотя бы потому, что фактом своего существования они опровергают официальную государственную мифологию, позиционирующую Лукашенко как национального героя, который не даёт богатым жуликам обворовывать белорусский народ. Поэтому шибко богатые вынуждены не бравировать роскошью, не устраивать помпезные вечеринки на объектах культурно-исторического значения, как это делают их российские коллеги, а держаться скромненько, пребывать в тени, не подпуская к себе светских репортёров и на пушечный выстрел.

    Поэтому на улицах Минска проще встретить почтовую тройку, чем автомобиль, цена которого превышает 50 тыс. долларов. Нет минских Рублёвок и Жуковок. Нет граждан, у которых стодолларовые купюры вываливаются из ушей. Нет частных кортежей, обязательными участниками которых является дюжина автоматчиков. Нет заказных убийств. Нет недружественных поглощений компаний. Нет рейдерского беспредела...

    <b>А что же в Беларуси есть?</b> И первое, что приходит на ум, — это порядок.

    Порядок особого свойства, основанный не столько на осознании всеми членами общества пользы от индивидуального законопослушания, сколько на «принуждении к порядку».

    Для тех, кто подзабыл недавнюю историю отечества, это называется «социалистической законностью».

    О порядке начинаешь думать немедленно, как только в поле зрения попадает милиционер. Точнее, два или более милиционеров, поскольку поодиночке они не ходят, вероятно, даже на свидания. Это называется патруль. Белорусский милиционер — это не русский мент. Он молод, но не пропит. Он серьёзен и в необходимых обстоятельствах строг, но не злобен и не истеричен. Его грудь широка, взгляд ясен, поступь тверда. Он, в отличие от российского мента, не рыщет глазами, выискивая поживу, а сканирует пространство, идентифицируя признаки нарушения социалистической законности.

    В общем, на него приятно смотреть. И понятно, что в случае нужды он придёт тебе на помощь. Понятно и то, что он будет неумолим и суров, когда ты попытаешься выступить в рядах отщепенцев против Батьки. Потому что Батька обеспечил ему, а также солдату белорусской армии, достойное существование. Чтобы было на кого опереться в случае, если смутьяны на деньги госдепа и ПАСЕ попытаются учинить какое-нибудь форменное безобразие.

    И самое последнее, что может прийти в голову при встрече с милиционером, самое безумное и губительное, — попытаться дать ему взятку. Не Беларусь, а просто-таки какой-то подпольный штат США.

    Кстати, о коррупции. Её в стране как бы не существует. Иначе грош цена Батьке и полное крушение официальной государственной мифологии. Однако мои минские товарищи утверждают, что она есть. И объясняют механизм, благодаря которому её как бы не существует. Всё просто. В плохо структурированной России, несмотря на возведённую вертикаль, коррупция пребывает в условиях дикого рынка. Всяк пытается урвать своё, а то и чужое, не считаясь с аналогичными интересами их «горизонтальных» коллег, и вышестоящего начальства, и непосредственных подчинённых. Этот хаос порождает зависть, обиды, интриги, доносы и грызню у нефтяного корыта. В результате коррупционные скандалы то и дело просачиваются туда, куда они просачиваться не должны, — на страницы газет, в радио и телеэфир, в официальные сводки МВД и прокуратуры.

    В Беларуси данная стихия стихией не является. Это чётко отлаженный механизм, благодаря которому чиновничество занимается регуляцией взаимоотношений между гражданами и государством. При этом никаких склок и подсидок, поскольку каждая взятка тут же фрагментируется и распределяется между жрецами разрешительно-запретительного культа. Все довольны, и ничто никуда не просачивается.

    Кстати, о культе. О культе Лукашенко говорится много и с колоритными примерами из реальной жизни. Поэтому об этом мы не будем. Неподалёку от Минска существует уникальный музей под открытым небом, который был открыт в 2005 году. Он называется «Линия Сталина». Название совершенно оскорбительное для ветеранов. Потому что оборонительную линию, протянувшуюся от Карельского перешейка до Чёрного моря на 1200 километров и состоявшую из более чем четырёх тысяч бункеров, дзотов и прочих фортификационных сооружений, «Линией Сталина» называла лишь гитлеровская пропаганда. К тому же несколько восстановленных на территории Минской области артиллерийских и пулемётных гнёзд являются памятником сталинскому головотяпству и стратегическому недомыслию. После того как Виссарионыч в 1940 году отодвинул западные границы СССР, был отдан приказ уничтожить линию, на что ушли громадные тонны взрывчатки. А ведь могла бы сослужить добрую службу в 1941-м, когда советские войска отступали в глубь страны.

    Однако Лукашенко всё это по барабану. Его в данном случае интересует лишь одно слово — «Сталин». И открытие этого сомнительного, с исторической точки зрения, музея он использовал как внятное заявление того, что именно он является продолжателем дела Отца народов. Правда, и народ у него только один, и консистенция пожиже. Что, впрочем, не отвергает достигнутых им результатов: народ (за вычетом мыслящей, а потому и дегенеративной интеллигенции) его любит. Как и всякого авторитарного правителя, даже диктатора. Пусть и не как отца, но как батьку — это уж точно.

    И народ, опять же за вычетом, делегировал ему полномочия, которые формулируются так: «Что положено Батьке, не положено быку».

    Кстати, о быках. С ними в стране творится что-то, на первый взгляд, непонятное. Корреспондент «Советской Белоруссии» в статье «Вот бычара!» поведал о том, что в Чаусском, Петриковском, Кировском и Лоевском районах Минской области быки в течение полугода насмерть забодали четверых пастухов. Для прояснения ситуации — уж не эпидемия ли бычьего бешенства? — газета обратилась за комментарием к начальнику управления животноводства Минсельхозпрода. Начальник управления ответил: нет. Просто надо уметь обращаться с быками.

    Эта потеря крестьянской квалификации, увы, понятна и прогнозируема. Дело в том, что Лукашенко в программном документе «Главные принципы государственной политики Республики Беларусь» записал чёрным по белому: «Беларусь является не только развитой индустриальной страной, но имеет и значительную аграрную составляющую. Корни народа, материальные и духовные, находятся в селе. Во все годы, в том числе экономически сложные, государство помогало деревне и продолжает поддерживать сельского производителя».

    То есть поставил социальную парадигму с ног на голову: не деревня кормит город, а наоборот. Это проявляется в том, что белорусские колхозы высасывают из промышленности как материальные, так и человеческие ресурсы. Каждый завод обязан помогать подшефным хозяйствам техникой, горючим, стройматериалами, деньгами. А также отправлять на сельхозработы, как, впрочем, и воинские части, людей. Это неизбежно приводит к паразитированию, развращению и потере профессиональных навыков.

    В то же время эти развращаемые, составляющие большинство населения страны, являются главной электоральной опорой Лукашенко.

    В заключение необходимо сказать вот что. Несмотря на то что путешествие в Беларусь напоминает движение на машине времени против часовой стрелки, здесь всё же существуют существенные отличия от советского уклада жизни. Это и прекрасная новая архитектура. В то же время она разительно отличается от сверхсовременного лужковского кича. И отменные магистрали, связывающие города Беларуси. Но прежде всего отношение к инвалидам, которого в Советском Союзе быть не могло. Они в Минске являются полноправными гражданами. Для них не только повсеместно строят пандусы, но и уже полностью приспособили транспорт: автобусы и троллейбусы не имеют входных ступенек. В туалетах даже существуют кабинки для колясочников, чего в Москве нет и в помине.

    И наконец о людях, которые доброжелательны, приветливы и радушны. И не испытывают ни малейшей зависти к «богатому москвичу». Печально, что Лукашенко и Кремль растаскивают наши народы по разным углам. А это именно так. Последняя сводка с этого фронта повествует о том, что сразу же после отказа Москвы выделить кредиты Минску и Киеву Лукашенко договорился о встрече с Ющенко. Можно предположить, что Кремль расценит это как недружественный акт.

    И линия Путина, начатая в Цхинвале, на западном направлении пройдёт не далее Смоленска.
     
  7. поручик

    поручик настоящий полковник

    <b>Батька с очеловеченным лицом</b>
    Записки из Беларуси. Часть 2

    Владимир Тучков вторник, 10 ноября 2009 года, 12.06

    Через неделю нахождения в Беларуси внезапно ловишь себя на мысли: вот точно так же в 1930-е годы европейские писатели, побывавшие в СССР по приглашению Максима Горького, вернулись домой совершенно очарованные Советской страной.

    Очарованные впечатляющими плодами осуществлённой промышленной революции, новым бытовым укладом и даже торжеством социальной справедливости, основанной на «свободе, равенстве, братстве».

    И дело тут не в работе пропагандистской машины. А в возможности сравнения иноземных реалий с тем, что имеешь в своей стране. При этом, естественно, многое из этого тебя не только раздражает, но и изрядно достаёт. Вполне понятно, что у вышеупомянутых европейских писателей вызывала рвотный рефлекс пошлость буржуазного общества, которое воспринимало плоды их интеллектуального труда не иначе как рыночный продукт. Не случайно Леон Фейхтвангер свою книгу «Москва 1937» завершает так: «Когда из этой гнетущей атмосферы изолгавшейся демократии и лицемерной гуманности попадаешь в чистый воздух Советского Союза, дышать становится легко».

    Чистого воздуха в Беларуси, и в частности в Минске, предостаточно. С точки зрения нынешних критиков российской изолгавшейся демократии и лицемерной гуманности. Но есть и абсолютно объективные критерии для сравнения.

    Выходишь, например, из метро «Восток» в конце проспекта Независимости и видишь перед собой нечто совершенно улётное: громадный магический кристалл высотой в 74 метра, отражающий окружающее пространство своими тёмными силиконовыми плоскостями. Это национальная библиотека, построенная три года назад. Количество знания, содержащегося в кристалле, равняется 16 млн единиц хранения. По вечерам этот артефакт переливается всеми цветами радуги, на его гранёной поверхности разыгрывается световое шоу, что обеспечено какими-то страшными тысячами светодиодов, управляющихся компьютерной программой. Изрядно напоминает юбилейную иллюминацию на Эйфелевой башне, которую нам показывает веб-камера.

    И невольно сравниваешь этот объект с плодами градостроительного гения Лужкова. Например, с ямой на Манежной площади или с «Атриумом» у Курского вокзала, который с тыла неотличим от какого-нибудь элеватора.

    И вот что тут парадоксально: эстетически советский хозяйственник и колхозный руководитель не сильно отличаются друг от друга.

    На улицах Минска проще встретить почтовую тройку, чем автомобиль, цена которого превышает 50 тыс. долларов. Нет минских Рублёвок и Жуковок. Нет граждан, у которых стодолларовые купюры вываливаются из ушей. Нет частных кортежей, обязательными участниками которых является дюжина автоматчиков. Нет заказных убийств. Нет недружественных поглощений компаний. Нет рейдерского беспредела...
    Читать дальше

    Дело, видимо в том, что Лужков, ощущая свою временность, делает приятное людям здесь и сейчас. Это если абстрагироваться от его финансовых интересов. А сейчас людям нужен гламурный кич. И он привлекает авторов к созданию своих грандиозных проектов предельно механистически: по частотности упоминаний в гламурных изданиях и количеству появлений на телеэкране. Лукашенко же, будучи диктатором, думает о благодарности потомков. Поэтому он возводит храм знания, а не торжище. И в зодчих ценит лёгкое футуроидное безумие.

    Впрочем, по части градостроения Батька позиционирует себя и как охранитель исторического наследия. Строго по сохранившимся чертежам, эскизам и фотографиям он восстанавливает чуть ли не всё разрушенное: и храмы, и памятники советского зодчества, и культурные реликвии всех исторических эпох, которые застала белорусская столица. Например, в его безусловном активе восстановление в первозданном виде ратуши, разрушенной Екатериной II.

    На первый взгляд некое изумление вызывает то обстоятельство, что акт возрождения из пепла ратуши — это искусство ради искусства. То есть, да не убоимся мы этого слова в отношении общебелорусского Батьки, эстетство. Ратуша сейчас не имеет никакого функционального назначения. В ней и мэр не сидит, и музеем, открытым для посещения горожан, она не стала.

    Однако ничего изумительного тут нет. Как уже было сказано, зодчество по-лукашенковски адресовано прежде всего потомкам. А эти, нынешние, придут, натопчут, испишут стены сообщениями типа «здесь был Вася». Нынешние должны жить в Минске как в музее — восхищаясь величием отечественной истории, благоговейно бродя меж экспонатами, которые нельзя трогать руками.

    Но всё это, так сказать, лирика. К ней относится и сравнение российского и белорусского ТВ, где до тех пор, пока не улягутся спать дети, даже не крутят российских сексуально озабоченных юмористов. О национальных каналах в этом контексте и говорить не приходится. И невозможность услышать на улицах общеупотребимый в Москве мат. И обилие построенных и строящихся спортивных объектов самого современного уровня, которыми плотно уставлен проспект Победителей. И значит, Минск когда-нибудь будет принимать у себя Олимпиаду...

    Да, это лирика, характерная для авторитаризма. Но эта лирика и определяет в значительной степени комфортность проживания в стране.

    Куда с большим вниманием принято относиться к материальной стороне бытия. И тут турист, оказавшийся в Беларуси, сталкивается с рядом парадоксов. То есть вроде бы, как принято считать в Москве, Лукашенко будет упиваться своим всесилием до тех пор, пока Москва не перестанет его кормить. Ну и пока мы не скажем, что хватит воровать наш газ.

    Да, конечно, Лукашенко хватает всё, что подвернётся под руку. Для чего плетёт интриги, блефует и предаёт в случае необходимости. Ну, во-первых, это не такая уж и редкость в международных отношениях даже вполне цивилизованных стран. А во-вторых, убеждённость в том, что Беларусь всецело зависит от России, — это заблуждение, опирающееся на великодержавный шовинизм.

    Как уже было сказано в предыдущей туристской статье , Россия демонстративно отказалась выделить Лукашенко 500 млн долларов. Однако он вот-вот получит от МВФ 800 млн долларов. Это первый транш. Общая же сумма займа — 3,5 млрд долларов.

    Клюёт Лукашенко и по зёрнышку. Недавно был подписан договор с Японией об инвестиционном проекте на сумму 25 млн евро. Для Беларуси, в которой жителей меньше, чем в Москве коренных москвичей, и это неплохо. Тем более если учесть, что такие зёрнышки попадаются не так уж и редко.

    Инвестированием в белорусские предприятия средней руки в последнее время, то есть когда Батька начал натужно демонстрировать Евросоюзу «человеческое лицо», интересуются и ближайшие соседи — Польша и страны Балтии. Особенно Литва, которую в белорусских СМИ, похоже, совсем скоро начнут называть «исторической родиной» Белой Руси. И весьма отдалённые страны.

    Но на пути сравнения достоинств и недостатков двух бывших собратьев по несостоявшемуся Союзному государству есть несколько моментов, которые в терминах российской идеологии понять невозможно. «Картофельная республика» договорилась с Венгрией об открытии на родине всесоюзного автобуса «Икарус» сборочного производства, которое будет выпускать автобусы МАЗ. И эти автобусы уже сейчас не только бегают по улицам Гаваны, Баку, Бухареста, но и закупаются немцами, венграми и поляками. Об этом российские СМИ усиленно не рассказывают соотечественникам, чтобы не тревожить их сон, в котором они видят, что развитие обрабатывающей промышленности в условиях сырьевой экономики невозможно.

    Не рассказывают они и о том, что карьерные самосвалы БелАЗ, грузоподъёмность которых достигает 320 тонн, занимают 30% рынка данного типа машин. И что подготовлен договор о том, что в Азербайджане будет открыто совместное предприятие по сборке белорусских тракторов, которые будут продаваться третьим странам Кавказского и Ближневосточного региона. Да и в ЕС тракторы МТЗ пользуются большой популярностью. На днях прошла презентация новой 350-сильной модели, оснащённой автоматической коробкой передач, рулевым джойстиком и бортовым компьютером. За две недели до открытия в Ганновере международной сельхозвыставки машина получила серебряную медаль Немецкого сельскохозяйственного общества...

    Но всё это, так сказать, эпика. Которая, конечно, хоть и влияет на жизнь белорусов, но воспринимается заезжим туристом исключительно схематично. А потому и весьма приблизительно. А вот история, поведанная сайтом «Автономное действие — Беларусь», позволяет вполне конкретно сравнить уровень угрозы, которую представляет пистолет Макарова в руках белорусского и российского милиционеров. «Автономный» заголовок повествует о том, что «в городе Шклове Могилёвской области Беларуси выстрелом из пистолета Макарова застрелился участковый инспектор милиции». И это не единичный случай. За семь месяцев, с апреля по октябрь, в Беларуси покончили жизнь самоубийством, преимущественно при помощи табельного оружия, восемь сотрудников МВД.

    В России, как известно, стражи порядка в случае нервных срывов направляют пистолет в противоположную сторону — в окружающее пространство, кишащее мерзкими уродами, имеющими призрачное право на жизнь.

    То есть стрессовые ситуации у стражей правопорядка случаются и там, и здесь. Но реакция диаметрально противоположная.

    Надо сказать, что у силовых структур Беларуси в последнее время наступили не вполне простые времена. И это напрямую связано с кризисом. Нет, денег на это дело у Лукашенко хватает и финансирование не уменьшается. Дело в том, что в связи с кризисом Батька начал корректировать свою внутреннюю политику, чтобы Евросоюз, а может быть, и Штаты пересмотрели к нему своё отношение. Мол, не такой уж он и тиран, не такой волюнтарист и совсем не палач. И если за ним в прошлом и водились некоторые неприглядности, то не будем провоцировать его на новые безобразия, дабы не взбесился окончательно и не стал европейским Кимом или Ахмадинежадом. И это сулит Батьке получение иноземного вспомоществования.

    В эту модель вполне вписывается только что произведённая отставка министра внутренних дел Владимира Наумова, которому общественное мнение приписывает причастность к похищению и убийству Юрия Захаренко, Виктора Гончара и Анатолия Красовского, совершённому в прошлом веке. Официальная формулировка этой отставки — «по состоянию здоровья». Хоть это самое состояние представляет собой всего лишь некоторые проблемы с коленным суставом. Десять лет назад те же проблемы были и у Лукашенко, однако, как говорится, дай бог каждому такое здоровье, как у Александра Григорьевича. Ну а год назад Батька избавился ещё от одной мрачной фигуры прошлого века: со скандалом был отправлен в отставку секретарь Совбеза Виктор Шейман.

    Да, сейчас Лукашенко демонстративно дистанцируется от «грехов» нескольких первых своих сроков правления. Сформированная новая спецслужба, именующаяся Оперативно-аналитическим центром при президенте, своими идеально чистыми руками усиленно копает под старых силовиков, которые всегда верой и правдой служили Лукашенко, но которых теперь в угоду «новой политике» необходимо сбросить с парохода современности.

    Вышедший из лесу «Белорусский партизан» повествует о том, что центр разоблачил заместителя оперативного отдела КГБ республики, получившего взятку в размере 30 тыс. долларов за то, что заменил для некоего коммерсанта меру пресечения с ареста на подписку о невыезде. В результате оказался на нарах в том же самом СИЗО КГБ, именующемся «американкой».

    Хоть это и самая крупная на нынешний момент посадка в силовых органах, но далеко не первая. В «американке» гэбэшному оперативнику будет не одиноко. И, судя по всему, не последняя. Ведь Лукашенко отчищает своё лицо, придавая ему человеческий облик. Процесс не скорый.

    Но промежуточные результаты уже, так сказать, налицо. О чём свидетельствует, в частности, вышеупомянутый кредит МВФ на общую сумму в 3,5 млрд долларов. Доверчивые чиновники фонда надеются получить деньги обратно, поскольку Лукашенко не только пообещал, но и уже начал реализовать предложенный ими план либерализации белорусской экономики. Батька уже чуть снизил зарплаты бюджетников и приподнял курс доллара на 20%. За что и получит скоро 800 млн долларов. Следующий транш будет выделен в обмен на отказ от госрегулирования цен, прекращение дотаций на оплату ЖКХ, приватизацию крупнейших предприятий, снижение налогов и принятие бездефицитного бюджета.

    Лукашенко, торгуясь и добиваясь поблажек, со всем соглашается. И возможно, что-то из обещанного и выполнит. Но не в полном объёме. Понятно, что МТЗ, МАЗ и БелАЗ он не продаст. А если же это вдруг и «стрясётся», то ему, обладающему не ограниченной даже здравым смыслом властью, не составит труда после получения последнего транша объявить приватизаторов экономическими преступниками и отыграть назад.

    Потому что он не Пиночет, а всего лишь, как говорили в старину, рачительный председатель колхоза. И в его сознании принципиально не может уложиться мысль о том, что люди способны самостоятельно мыслить, самостоятельно действовать, самостоятельно добиваться положительных результатов.

    <span class='inv'><![CDATA[<noindex>]]></span><a href="http://www.onix-trade.net/forum/go.php?http://www.chaskor.ru/article/batka_s_ochelovechennym_litsom_12242" rel="nofollow" target="_blank">http://www.chaskor.ru/article/batka_s_oche...ym_litsom_12242</a><span class='inv'><![CDATA[</noindex>]]></span>
     

    Attached Files:

  8. Vadimcha

    Vadimcha не робот

    искал куда.. не нашёл, точнее не придумал.

    прошу прощения у ветки, но посмотрите.
    это очень хорошо информационников, включая журналистов, выставляет на их истинное место.

    <div align="center">
    <object width="425" height="355"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/v/eys3ySwOEO0"></param><param name="wmode" value="transparent"></param><param name="allowscriptaccess" value="never"><embed allowscriptaccess="never" src="http://www.youtube.com/v/eys3ySwOEO0" type="application/x-shockwave-flash" wmode="transparent" width="425" height="355"></embed></object>

    </div>
     
  9. Maikl

    Maikl New Member

    <b>Белорусский фронт</b>
    К чему приведёт эскалация напряжённости между Москвой и МинскомМихаил Яковлев <b><i>Отношения между Россией и Белоруссией накалились до предела. Напряжённость между Москвой и Минском имеет давнюю предысторию, но до недавних пор ситуация так или иначе «разруливалась». Сейчас же президент Белоруссии откровенно не стесняется в выражениях в адрес России, а сам конфликт между братскими народами всё больше напоминает военные действия. То Роспотребнадзор запретит ввоз белорусской молочной продукции, то Минск ужесточит таможенную политику в отношении Москвы. Вдобавок между нашими странами вот-вот вспыхнет «газовая война». Какими могут быть последствия нынешнего противостояния между странами, задался вопросом корреспондент «Нашей Версии».</i></b>

    Российско-белорусские отношения дали трещину почти год назад. После августовской грузино-югоосетинской войны Минск поначалу пообещал признать следом за Москвой независимость Абхазии и Южной Осетии. Однако прошёл почти год, а воз и ныне там. Не помогли ни увещевания российских дипломатов, ни финансовые инъекции. В конце мая Александр Лукашенко крайне недипломатично выступил против предложения министра финансов России Алексея Кудрина выдать очередной транш кредита в 500 млн. долларов российскими рублями. Это предложение настолько обидело Батьку, что он заявил о необходимости переориентации внешней политики Белоруссии. «Не получается в России – не надо кланяться, ныть, плакать, надо искать своё счастье в другой части планеты. Я это осознанно публично говорю», – заявил Лукашенко своим министрам. Попутно белорусский президент обвинил Кудрина в сотрудничестве с белорусскими «отморозками», которые, как сообщил Лукашенко, «на западные деньги вякают и начинают нас учить работать». Эти заявления, судя по всему, стали последней каплей, и Роспотребнадзор запретил ввоз в Россию белорусской молочной продукции. Главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко объяснил это решение тем, что белорусские производители молочных продуктов «не переоформили разрешительную документацию в соответствии с требованиями технического регламента, которые вступили в силу ещё в декабре 2008 года». Напомним, в России в декабре 2008 года вступил в силу регламент, разграничивающий понятия «питьевое молоко» и «напитки, восстановленные из порошкового молока». Теперь, если в состав продукта входит хотя бы 1% сухого порошка, то производитель не имеет права писать на его упаковке «молоко». По словам Онищенко, Белоруссия это требование проигнорировала. По версии же Лукашенко, причиной торгового конфликта послужил отказ от продажи белорусских молокоперерабатывающих заводов российским покупателям. По его словам, чиновники из российского правительства потребовали «поделиться» заводами, на что Батька ответил: «Будем подыхать, выливать это молоко, но вы так вопрос ставить не будете». Чуть позже, на встрече премьера Владимира Путина с губернаторами центральных областей России, глава Белгородской области Евгений Савченко заявил, что «Белоруссия сегодня уничтожает нашу молочную отрасль». «Может быть, это делается целенаправленно», – пожаловался премьеру губернатор. По словам Савченко, белорусские производители благодаря огромным государственным дотациям получают серьёзное конкурентное преимущество. «Я об этом Александру Григорьевичу сказал, – сообщил Путин. – Он человек оригинальный, ответ у него был такой: «Пусть ваши не пищат, пусть снижают издержки». Кроме того, Лукашенко заявил, что военно-политическая поддержка, оказываемая Минском Москве, имеет свою цену. «Вы что, считаете, что 10 млн. человек (население Белоруссии. – Ред.), которые сегодня стоят щитом перед Москвой, – это что, бесплатно? – негодовал Александр Григорьевич. – Это не имеет цены». Заговорил Лукашенко и о возможном силовом присоединении Белоруссии к России. Батька пригрозил, что если Москва попытается это сделать, то получит «ещё одну Чечню». Причины резких выпадов Александра Лукашенко понятны: молочный экспорт приносит в бюджет страны почти 1 млрд. долларов. С учётом того, что весь бюджет республики порядка 15 млрд. долларов, это удар весьма чувствительный. В итоге Минск пригрозил ввести ограничения на поставки российского пива, демонстративно отказался участвовать в саммите Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и начал формировать пограничные посты на границе с Россией. Такого накала страстей в отношениях между двумя государствами прежде не было. Торговые войны между нашими странами, конечно, не в новинку: ранее Россия уже вводила ограничения на ввоз сахара-сырца, который белорусы реэкспортировали из Латинской Америки под видом собственной продукции. Но сейчас, очевидно, проблема не только и не столько в молоке. Уже в ближайшее время между странами может вспыхнуть «газовая война». Cудя по анонимным высказываниям российских чиновников, на этот раз Александра Лукашенко намерены «прижать». В прессе появлялись комментарии высокопоставленных чиновников в духе «кому-то надоело быть президентом». Заговорить зубы, как это происходило раньше, Батьке, похоже, не удастся. Дело в том, что заигрывание с Западом вряд ли может привести к каким-либо приемлемым для Лукашенко результатам. В обмен на западные кредиты Минску будут выставлены весьма жёсткие условия по проведению внутренних политических реформ. В то время как российские требования не столь радикальны. Очень маловероятно, что Александр Лукашенко согласится поступиться своей властью. А без внешней финансовой подпитки «белорусское экономическое чудо» вряд ли просуществует долго. К тому же ЕС в условиях кризиса вряд ли захочет брать на себя ещё одного «нахлебника». Как отмечают политологи, сейчас очень удачный момент для обкатки Россией «метода кнута» в отношении Белоруссии. «Конфликт развивался не один день, поэтому Москве его нет смысла завершать, не добившись уступок от Минска, – полагает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. – Пока уступок не последовало». Несмотря на эмоциональные комментарии, которые позволяют себе обе стороны, вряд ли нынешняя ситуация приведёт к серьёзному изменению ситуации. «Россия давит, но никогда не пойдёт до конца в своих угрозах, так как это опасно», – полагает белорусский политолог Валерий Карбалевич. Во-первых, загнанный в угол Лукашенко может пойти на отчаянные меры и совершить совершенно невыгодные России действия. К примеру, отдать «Белтрансгаз», на который претендует Россия, в руки западных инвесторов. Также, по словам политолога, Москве невыгоден хаос, в который страна погрузится без российской финансовой помощи. «На этой волне Лукашенко может потерять власть, которая может перейти в руки какого-либо прозападного политика, и тогда России придётся забыть не только о предприятиях, но и о военном сотрудничестве», – говорит политолог. Подтверждением этим словам стали договорённости о возвращении белорусской молочной продукции на российский рынок. Как сообщила министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник, Белоруссия готова отказаться от поставок сухого молока в течение двух кварталов, а также уменьшить общий объём экспорта молока, взамен увеличив долю творога и сыров. Министр охарактеризовала эти предложения как позитивные. «Я думаю, отношения урегулируются, – полагает Карбалевич. – Россия не может потерять Белоруссию, Белоруссия не сможет отказаться от российских финансовых субсидий». Давление на Минск со стороны Москвы пока привело лишь к тому, что российский союзник всё больше задумывается об альтернативных альянсах. Александр Лукашенко призвал «искать счастье в другой части света», и, похоже, он не просто запугивает Москву. В противостоянии с Россией Белоруссия неожиданно нашла поддержку у западных стран. Те резко подобрели к режиму Лукашенко, которого ещё недавно называли «последним диктатором Европы». Так, Белоруссию включили в программу ЕС «Восточное партнёрство», вернули в ПАСЕ, откуда её выгнали 12 лет назад, а в отношении Лукашенко отменили запрет на посещение стран Евросоюза. Таким образом Запад даёт понять, что хочет занять место союзника Белоруссии и ради этого даже готов прикрыть глаза на прежние прегрешения руководства страны. В «молочном конфликте» Запад, похоже, поддержит Минск. «Мы видим новую динамику и намерены поддержать Белоруссию, для того чтобы эти процессы стали необратимыми», – заявил посол Великобритании в Белоруссии Найджел Гулд-Дэвис. Кстати сказать, ещё до начала «молочной войны» Белоруссия начала активный поиск новых рынков и увеличила поставки в соседнюю Украину. В точности, как Грузия, которая, потеряв российский винный рынок, переориентировалась на Украину. Причём Белоруссия взялась за дело столь активно, что забили тревогу украинские производители. Так, поставки масла с начала года выросли в 103 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. «Кремль убеждён, что, чтобы кого-то привлечь, его надо испугать, – говорит политолог Дмитрий Орешкин. – Поэтому у России нет ни средств, ни сноровки привлекать к себе новых партнёров.<ul><li><span class='inv'><![CDATA[<noindex>]]></span><a href="http://www.onix-trade.net/forum/go.php?http://versia.ru/dossier/person/lukashenko_a_g" rel="nofollow" target="_blank"><img src="http://versia.ru/css/0.gif" border="0" class="linked-image" /></a><span class='inv'><![CDATA[</noindex>]]></span> <b>Лукашенко А</b></li></ul><ul><li><span class='inv'><![CDATA[<noindex>]]></span><a href="http://www.onix-trade.net/forum/go.php?http://versia.ru/dossier/person/putin_v_v" rel="nofollow" target="_blank"><img src="http://versia.ru/css/0.gif" border="0" class="linked-image" /></a><span class='inv'><![CDATA[</noindex>]]></span> <b><span class='inv'><![CDATA[<noindex>]]></span><a href="http://www.onix-trade.net/forum/go.php?http://versia.ru/dossier/person/putin_v_v" rel="nofollow" target="_blank">Путин В. В.</a><span class='inv'><![CDATA[</noindex>]]></span></b> Второй Президент России</li></ul>
     
  10. Maikl

    Maikl New Member

    Вот они российско-белорусские отношения.
    В некоторой мере одна белорусская радиокомпания ведёт себя некорректно.
    Звонил по двум номерам телефонов, трубку никто не берёт...
    Написал на е-майл, в ответ тишина....
    Проблема вот в чем.
    У брата моего тестя, проживающего в Могилёве День рождения.
    Мы решили его проздравить с ДР в прямом эфире, но....... :blink: ^tease^ ^edkk^
    После этого я не понимаю, как может сам Батька что-то просить или требовать от наших...
    Из таких, казалось бы,мелочей, складывается дальнейшее взаимосотрудничество, и общение. ^acute^
    Чуть не забыл-http://www.radiusfm.by/radius-fm/contacts/
     
  11. Санта

    Санта New Member

    Буквально,4часа назад прилетела из Беларуси...
    Высадился российский десант на вокзале, в Минске, и я оторопела где я...
    впечатления, что я попала в страну Зазеркалья, и меня взяла зависть- почему так не в России?????
    У нас грязь, люди хамы, а здесь чисто, уютно, как дома в семье.....
    батьке особый поклон от всей нашей-российкой семьи.создать такой уют в столь непростом, по той информации, что нам подают в нашей российской стране, государстве.
    P.S.фотоочет, да и еще поподробнее о прибывании в Беларуси, выложу чуть позднее, надо отдохнуть...
     
  12. georget

    georget Member

    Я бы не сказал, что относительная чистота на улицах это заслуга солнцеподобного.
    У нас и раньше особо не мусорили.
    А по поводу поклонов- не стоит путать туризм с эмиграцией:
    View attachment pismo_.doc
     
  13. поручик

    поручик настоящий полковник

    Андрей Суздальцев: <b>Правда о Беларуси.</b>

    "Особая буква", Павел Шипилин
    Павел Шипилин: Вы являетесь экспертом по Беларуси и отношениям России с Беларусью. А сами вы себя ощущаете экспертом? И почему вы, собственно, являетесь экспертом?

    Андрей Суздальцев: Претендую на этот статус.

    ПШ: Допустим.

    АС: Я политолог, кандидат наук. Обучался в Москве. Степень получал в Москве. В Беларуси с 1993 года. Жена белоруска. Там жил. Жил как гражданин России за рубежом.

    ПШ: Таких людей много. Но почему-то именно вы считаетесь экспертом.

    АС: Я ведь не сразу вошел в контекст белорусский. Язык потихонечку выучил, массу вещей перечитал, сдружился с массой народа. Я ее практически обошел, эту республику. То есть я жил жизнью белорусов. Теми же базарами, рынками, теми же проблемами.

    ПШ: Но у вас был взгляд россиянина?

    АС: Естественно. Затем я стал потихоньку писать. У меня сложилось собственное мнение. Потом образовалась такая ниша определенная. Россия была в том положении, что в 90-е годы Лукашенко возлагал ответственность за экономику в республике. И лозунг был «Интеграция с Россией». А оппозиция, которая тогда была мощная, очень солидная, она была прозападная, антироссийская. Она как раз представляла политику России в очень превратном стиле.

    И власть, и оппозиция интерпретировали российскую политику совершенно, в общем-то, неправильно. Эта ниша мне казалась свободной. Я стал, в общем-то, объяснять реальную позицию Москвы, Кремля — в то время президента Ельцина, потом президента Путина.

    ПШ: То есть старались смотреть на это как бы со стороны и более объективно?

    АС: У меня это получилось. Потому что все-таки я был не белорус, хотя они постепенно забыли, что я не белорус. Когда началась депортация, там были просто поражены и удивлены. Как, у него российский паспорт? И вообще он россиянин?

    ПШ: То есть у вас была депортация? Вы выступали в местной прессе?

    АС: Да, естественно, много выступал. Был известен. Но в основном властям это очень не нравилось.

    ПШ: Вы в какой-то список, наверное, входите? Раз вы были депортированы.

    АС: В списке я был первый депортированный. Я был первый репрессированный в рамках Союзного государства и, оказалось, не последний. Более ста человек было депортировано после меня россиян.

    ПШ: Можете ли вы считать свой взгляд объективным? Более объективным, чем у других? Как вам кажется, вы больше с точки зрения белорусов смотрите или с точки зрения России?

    АС: Вы знаете, мне сложно говорить. Я знаю, чем живет этот народ, знаю, что они хотят. Зачастую их желания мне понятны. Я их даже немножко понимаю.

    ПШ: А что это за желания?

    АС: Им надо выжить. Надо сохранить свое государство.

    ПШ: Вне зависимости, с Россией или без России.

    АС: Без разницы совершенно. В этом можно их понять. Понимаете, нельзя их обманывать. С российской позиции это предательство. Это серьезные вещи и так далее. А с их позиции Лукашенко обманывает, выкручивается: ну молодец, держит республику. Понимаете? Вот эти вещи надо понимать глубиной души, когда ты с ними поживешь. Поэтому моя позиция… Мне сложно. Я, конечно, за честные и четкие отношения между Россией и Беларусью.

    ПШ: Прагматичные?

    АС: Прагматичные и понятные.

    ПШ: Не душевные?

    АС: Нет, душевные не получатся. Потому что все-таки мы разные народы. Мы близкие народы, переплетены наши судьбы, но мы разные народы. И вообще — мы разные. И надо понимать, что у них своя боль. Тяжелая боль.

    ПШ: А что это за боль?

    АС: Боль за свой язык, за свой суверенитет, свою нацию очень маленькую.

    ПШ: Но у них же все это есть.

    АС: Оно есть. Но оно не обеспечено. Это республика, которая себя не кормит. Она экономически не состоялась. К сожалению, за 16 лет президентства Лукашенко эта зависимость от внешних сил еще более усугубилась.

    ПШ: Есть ли там вот эти националистические движения, течения, которые, скажем так, можно сравнить с украинскими?

    АС: Конечно.

    ПШ: Там ведь ярко выражено, на Украине, так сказать… Есть территория Галиция. А в Беларуси что-то есть подобное?

    АС: Вы знаете, некоторое разделение на Восток и Запад там есть. Оно очень слабо ощущается. Я это ощутил только после нескольких лет, как находился там. В принципе, республика монолитна: 75 процентов — белорусы. Остальные — большая община русских, полтора миллиона. Но об этом не говорится. Считается, что белорусы. Ну, это сделано сознательно — политика такая.

    Вы знаете, национализм есть бытовой. Бытовой национализм есть даже и среди русской общины. Он еще в советское время появился. Национализм антироссийский, бытовой национализм. То есть считают, что Россия — это страна пьяниц. Это грязь, все вечно голодные, и ничего мы делать не можем — неумейки. Все, что здесь сделали, сделали белорусы. Это в общем-то… Смысл этого понятен. Нельзя смеяться и издеваться по этому поводу. Этот понятен смысл. После войны эта республика была уничтожена практически. Люди жили в землянках. За полтора поколения люди из землянок переселились в светлые и большие города. Пошли работать на крупные новейшие заводы. Получили образование их дети. То есть пошел скачок. И вот это буквально в одном, в двух поколениях.

    ПШ: И они это увязывают с белорусами?

    АС: Да, конечно, именно с белорусами. Вот крестьяне построили новейшие заводы и занялись новейшими технологиями.

    ПШ: А на самом деле?

    АС: А на самом деле, конечно, Беларусь строить помогала вся страна. Они уже забыли, что приезжали инженеры, строили эти заводы. Это уже забыто, естественно. В общем-то, в немалой степени помогли и в том, что там стояла большая армия, был военный округ. И молодые пенсионеры-военные, крепкие люди оставались в Беларуси. Но, в общем-то, считается все национальное, свое. И, понимаете, такой резкий скачок благосостояния… Беларусь узнали в 40-х годах прошлого столетия. До этого ее никто не знал. Это вот надломило сознание людей.

    ПШ: Надломило в хорошем смысле слова или как?

    АС: И в хорошем, и в плохом. Появился бытовой национализм.

    ПШ: По отношению к русским или к западным?

    АС: К русским. Конечно, к русским. То есть надо было как-то отделяться, выделяться. Вот почему Беларусь такая чистая? Метут и метут до безумия. Нет, говорят, мы должны чем-то отличаться от русских. Вы знаете, бытовой национализм он такой наивный немножечко. Надо похвалиться обязательно. Это молодые нации. Нам вот это, как старой нации, смешно. А им надо сказать, что, мол, вы молодцы, что все сделали. И так далее. Это очень болезненно воспринимается. Вот почти ежедневно на телеканале каком-то скажут: «А вот нам все завидуют. У нас вот лучше всех. У нас лучший опыт». Это вот такая самоидентификация.

    ПШ: Лучше, чем у всех. Что, например?

    АС: На постсоветском пространстве — все. Абсолютно все.

    ПШ: Но экономика ведь…

    АС: Ведущая, безусловно. Все лучшее. Сельское хозяйство развитое.

    ПШ: А объективные показатели там не фигурируют?

    АС: А никто же их не знает. Народ такой, вы знаете, не очень любопытный. Народ занят своими заботами. Страна, конечно, бедная. Бедная. Средняя зарплата в Минске — 300 долларов. Сейчас, конечно, 500 получают.

    ПШ: Вы знаете, я посмотрел тут данные ЦРУ. С сайта. Есть такой. Вы знаете, наверняка. Там ведь валовой продукт на душу населения — объективный такой бухгалтерский показатель — подрос у белорусов. У нас он опустился за первое полугодие 2010 года. У них ниже, конечно, но он растет.

    АС: Никогда не доверяйте, пожалуйста, ЦРУ. Это мой маленький совет. Второе: все эти данные даются белорусской статистикой. Она уникальна в своем роде. У них и сейчас рост. Сейчас, когда просто обрушился белорусский нефтяной офшор. Когда нефтепереработка стала невыгодна, у них рост.

    ПШ: Вы упомянули нефтяной офшор. Что это такое?

    АС: Это система поддержки Беларуси, созданная с 1994 года прошлого столетия. Поддержка была очень разнообразная: финансовая, кредитная, ресурсная. Вот ресурсная поддержка — это такой нефтяной офшор. Когда Беларусь все эти годы получала нефть по внутренним российским ценам. То есть она формально была экспортная, но она не имела экспортной пошлины. Это почти 50 процентов стоимости нефти. Получая типа такую союзную нефть, она ее перерабатывала в нефтепродукты и отправляла на Запад. Естественно, зачастую было так, что продавала и сырую нефть.

    ПШ: Сейчас это все закончилось?

    АС: Это все заканчивается. Еще не до конца закончилось. Мы в этом году 6,3 миллиона тонн поставили без пошлины.

    ПШ: Из?..

    АС: Из 20 миллионов. Но они вот эту квоту, которая с пошлиной, не выбрали. Потому что дорого. А это давало 45 процентов дохода.

    ПШ: То есть фактически страна жила за счет этого?

    АС: Да, жила. Второй случай дохода — калий. Это природный белорусский ресурс. Это и добывают, и продают. В-третьих, это всего-навсего один завод — Белорусский металлургический завод. Построен он в советское время на советские деньги. Австрийская фирма — он дает хороший доход, больше миллиарда долларов в год.

    ПШ: А МАЗы и прочее?

    АС: Это всего несколько процентов. Там такая система: получают из России, дорабатывают и отправляют на Запад. А в Россию идет вот этот ширпотреб, который где-то дальше продавать нельзя. В Россию идет продукция сельского хозяйства. Что позволяет белорусам думать, что они нас, естественно, кормят. Это, конечно, маленькие проценты, но для них это много. В Россию уходит 90 процентов мяса, почти сто процентов молочной продукции.

    ПШ: Любая санкция, если мы ее применяем, то все?

    АС: Все. Катастрофа! А катастрофа знаете какая? Это катастрофа против лукашенковского электората. Потому что Лукашенко как раз выступает за сельский люд. То есть к крестьянам с коровками, которые собирают молоко. Это сельская аристократия, которая получает дотации на свои колхозы, совхозы.

    ПШ: Кстати, задают вопросы о колхозах и совхозах: там эта форма собственности сохранена?

    АС: Она переименована во всякие свободные хозяйства. Такого колхоза вы не увидите. Но, в принципе, все это осталось.

    ПШ: Мне приходилось бывать в Беларуси. Ведь действительно чистая страна. Действительно же колосятся поля. Все растет.

    АС: Это хорошо. Это должно быть. Но они закупают зерно для продовольствия. Вот у нас, понимаете, половина почти продается, а зимой хватает.

    ПШ: Ну, с другой стороны, и мы закупали себе зерно. Если есть на что, то почему бы не купить?

    АС: Так в том-то и дело, что нет, — дефицит в торговле с Россией от пяти до семи миллиардов в год. Огромный! Они не набирают эти деньги. Они не обеспечивают.

    ПШ: Какие вы сумасшедшие цифры называете.

    АС: Сумасшедшие. В том-то и дело. Уже сейчас, на 1 июля этого года, дефицит три с половиной миллиарда.

    ПШ: Если вернуться к национализму. Как вы упоминали, сейчас подрастает поколение белорусов, которые убеждены в том, что Первый белорусский фронт состоял из белорусов и практически Беларусь была освобождена от немцев именно белорусами.

    АС: Создается огромная мифология. Но это понятно, ведь независимому государству необходимо обеспечить его историю.

    ПШ: Причем в каждом государстве, обратите внимание.

    АС: Да. То есть начинают переписывать историю. Приведу маленький такой пример. Белорусы считают литовских князей своими исконными князьями. Когда я спрашиваю: позвольте, вся территория Беларуси современная была крещена и превратилась в православную территорию еще в IX веке, а литовские князья пришли в XIII веке, а они были язычниками; и вы скажете, что ваши природные князья — язычники? Такие вот вещи.

    Естественно, Лукашенко из года в год выступает на 9 мая. Это праздник считается и так далее, как и положено везде. Обычно про Россию Лукашенко не вспоминает. То есть получается, что это огромный подвиг народа. Ну если бы не Беларусь, то захватили бы немцы Москву. Хотя мы знаем прекрасно, что сопротивление оккупантов началось в 1942 году.

    ПШ: Вы меняете представление, конечно.

    АС: Почему? Это все прекрасно знают.

    ПШ: Мое представление о том, как…

    АС: 300 тысяч партизан.

    ПШ: Действительно ведь было.

    АС: Партизанское движение инициировалось Москвой, НКВД. Это совершенно так. И 200 тысяч полицаев. Зачастую в одной семье был сын полицай: вечером встречались, ужинали у батьки.

    ПШ: Ну, это неприятно, согласитесь?

    АС: Это была своя проблема. Там была своя тяжелая история. Поэтому, конечно, против оккупантов, защищая Москву, не встали. Встали в 1942—1943 годах. Сейчас же все подается так, что, в общем-то, это победители фашизма единственные. Они наследниками победы себя считают. Белорусская армия считается наследницей советской…

    Естественно, бывает так: старикам говоришь, а они, мол, да, так оно и есть. Ну, друзья мои, ну что же? Курская битва была в Беларуси? Сталинградская была в Беларуси? И Ленинградская блокада была в Беларуси? Зачем же так говорить, что вылезли из болот и с танками, самолетами пошли громить врага? Забывается, конечно, что фронты эти были из русских. Потому что территория СССР была вся оккупирована. Это русский народ освобождал Беларусь.

    ПШ: Это, скорее, территория направления.

    АС: И мы потеряли в этой операции «Багратион» 456 тысяч человек. Полмиллиона положили за два-три месяца. То есть не так легко было Беларусь отбить. Это забывают.

    ПШ: Но тем не менее, кроме прекрасных заводов и выстроенных после войны городов, мы ведь оставили им Чернобыль. Ну мы или Советский Союз. Что с этим делом?

    АС: Чернобыльская зона… Свою российскую чернобыльскую зону эвакуировали. Оставили в покое. Они пытаются ее, эту зону, как-то вернуть в сельское хозяйство.

    ПШ: Они считают это тоже неприятным наследством?

    ПШ: Да. Они постоянно поднимают вопрос о том, что на себя это должна взять Россия. Но дело в том, что этот вопрос по чернобыльской зоне, решение проблемы, он как-то поднимался в первые годы распада Советского Союза. Кстати, когда вопрос встал о независимости Беларуси, говорилось: ребята, в этом случае вы остаетесь один на один с этой бедой. Как и Украина тоже. Но, в общем-то, они пытаются эту зону ликвидировать потихонечку.

    ПШ: Каким образом?

    АС: Они засеивают эти поля. Там ходят коровы, получают молоко.

    ПШ: Как ни в чем не бывало? А куда все это продается?

    АС: Везде. По всей Беларуси. И прежде всего на экспорт — конечно, в Россию. Значит, там есть действительно такой нюанс: тридцать сантиметров сверху вот этой зараженной зоны уже земля. Остался лес зараженный. Кони растения съедают, коровы. Есть какие-то технологии, которые позволяют в общем это мясо сделать чистым.

    ПШ: Это легко проверить.

    АС: Это легко проверить, но я не знаю... Онищенко этот вопрос поднимал.

    ПШ: Когда?

    АС: Поднимал где-то месяц назад. Потому что надо посмотреть на продовольственный экспорт. Потому что это очень вопрос щепетильный. Я скажу такую вещь. Вообще происходит что-то страшное. Статистика такая специфичная. Вообще статистика в Беларуси очень сложная. Для примера они ВВП считают не то, что продано. Что такое ВВП? Это в принципе сбор чеков. Они считают то, что произведено. И не только: такие уникальные вещи, как статистика смертности. Но почему-то все знакомые моего возраста, которые остались в Минске, все болеют раком. Многие уже умерли. Огромная эпидемия поджелудочной железы. Но добиться реальных каких-то данных невозможно.

    ПШ: И по чернобыльской теме...

    АС: Они растащили эту радиацию по республике. Просто растащили.

    ПШ: Что значит растащили?

    АС: Ну она ушла продуктами, вещами. И так далее. Она расползлась по всей республике. Самое тяжелое — это даже не продукты. Это проверить очень легко. Здесь есть нормы содержания радионуклеидов. Сверку можно сделать. Все это несложно. И то, что продукция с чернобыльской зоны идет в Россию, это точно.

    ПШ: А это сделано намеренно?

    АС: Считается, что чистая. Считается, что молоко заражено, а сыр будет чистым. Это очень опасное дело.

    ПШ: Дешевая, прекрасная белорусская еда.

    АС: Еще в 90-е годы постоянно эти вопросы возникали в самом Минске. Когда про мебель говорили, что надо смотреть. В Минске есть даже услуга такая: люди приезжают и счетчиками проверяют мебель. Зараженный лес идет на мебельное производство. Мебель надо смотреть. Если белорусское покупать, то обязательно надо смотреть на радиоактивность.

    ПШ: Так вы говорили о том, что это чуть ли не государственная программа: все вывести в Россию. Или, по крайней мере, они это делают с чувством справедливости.

    АС: Да, есть такое чувство справедливости. Что вот вы нам оставили Чернобыль, хотя он должен на украинской территории остаться. Вот вы нам оставили, так сами и ешьте. Но это бытовуха.

    ПШ: Но экспорт все-таки контролируется государством?

    АС: Как?

    ПШ: Я имею в виду не нашим, а белорусским.

    АС: Зачем? Продали и забыли.

    ПШ: Неважно как. Вы хотите сказать, что нужно мебель всю, которая приходит из Беларуси, счетчиками контролировать?

    АС: Хотя бы просматривать. И продукты питания.

    ПШ: Но об этом я что-то не слышал. Чтобы кто-то бил в набат.

    АС: Онищенко вопрос поднял.

    ПШ: Но не по мебели.

    АС: Он поднял по продуктам. Просто не знает. А мебель надо смотреть. Это не значит, что мы должны, не дай Бог, прерывать экспорт. Людям надо чем-то жить. Надо продавать. Но посмотреть этот вопрос надо.

    ПШ: А там есть другая мебель, не из Чернобыля?

    АС: Конечно, есть.

    ПШ: То есть надо просто разделять?

    АС: Надо смотреть. Потому что доски идут. А откуда они идут? Они все белорусские. Не забывайте, что радиация не только в чернобыльской зоне — она по всей республике. То там, то там выпала. Пошли, вырубили лес и пустили на производство. Взяли плитку для мебели, а она светится. Надо смотреть.

    ПШ: И все-таки, какова перспектива российско-белорусских отношений? Они сейчас в какую-то странную фазу перешли. Даже дело не в этой медиавойне. А дело в том, что в какой-то тупик мы зашли. И такое ощущение, что по отношению к Лукашенко Россия пытается, наши власти пытаются выстроить ту же систему, так сказать, противодействия, борьбы, как и с Ющенко. Но ощущение такое, что не получится сделать так. Украина политизирована. Свободная была страна. А в Беларуси ведь у Лукашенко, судя по всему, высокий достаточно рейтинг. Да?

    АС: Ради Бога. Понимаете…

    ПШ: Чего мы хотим? Чего мы добиваемся?

    АС: Россия не собирается свергать Лукашенко — не дай Бог. Лукашенко — избранный народом президент. Есть вопросы по легитимности его. По подсчету голосов. Но этот вопрос не ставится под сомнение. Потому что даже Запад, который выборы не признал последние, он не убрал ни одного посольства в Минске. И все послы западные награждены Лукашенко. Это, так сказать, не наша проблема. Нравится белорусам Лукашенко — ради Бога, пускай с ним не расстаются. Но мы не будем работать с Лукашенко.

    Там есть два фактора. Мы не будем с ним даже общаться. Потому что, во-первых, человек этот отражает, в общем-то… Мы понимаем, что некоторые вещи он отражает объективные, поэтому его и поддерживает белорусский политический класс. Ему надо выжить. Ему надо получить какую-то дотацию из России. Потому что без поддержки России экономика Беларуси… Она совсем не развалится. Она выдержит рыночные условия работы с Россией. Выдержит. Но это будет настолько низкий уровень, что Молдавия будет казаться богатой страной. А учитывая то, что белорусы европейские такие, они мобильные, они активные, то они свою территорию покинут. Это будет ситуация, как в Прибалтике. Там Евросоюз, а здесь Россия. Останутся Лукашенко и пенсионеры. Ну очень низкий уровень. Низкие зарплаты. Это будет ужасно. Вот что страшно.

    Для него, конечно, привычно, что все должно расти, все должно подниматься, жизненный уровень расти. Для него это, конечно, катастрофа, для него это потеря власти. Он воюет за себя. Он воюет за республику. Но зачастую за себя. Но он формальный наш союзник. У нас с ним политическая интеграция. У нас с ним единое Союзное государство.

    ПШ: А вы читали эту речь, эти слова, на которые все время ссылается Приходько?

    АС: Да, конечно. В пятницу 13-го Лукашенко сказал, что Россия должна понять, что мы объясняли, что мы не можем признать Абхазию и Южную Осетию.

    ПШ: Нет, я имею в виду те слова на заседании ОДКБ.

    АС: Да, конечно.

    ПШ: Вы читали?

    АС: Конечно. Они были опубликованы. В сентябре 2008 года он действительно обещал признать.

    ПШ: Торжественно.

    АС: Да, обещал признать, вопроса нет. И на сайте висит счетчик даже с этого дня.

    ПШ: На вашем сайте?

    АС: Да.

    ПШ: А цитата там есть? Мы ее опубликуем.

    АС: Да. Чуть-чуть там есть цитата. Получается, что нет нам ответа. Наши огромные вложения… А мы на 1 января 2010 года вложили в Беларусь всякой поддержкой безвозвратной 52 миллиарда долларов.

    ПШ: А может, это завышенные ожидания такие? Может, мы хотим слишком много?

    АС: Нам обещали. Нам многое обещали. Нам обещали интеграцию полноценную. А мы остановились на коммерческой интеграции, только на втором этапе.

    ПШ: Надо понимать, что интеграцию Лукашенко мог бы обещать только в том случае, если бы он мог баллотироваться на пост президента этого самого Союзного государства.

    АС: Но об этом же официально не говорилось.

    ПШ: Конечно, но как только он лишился этой возможности…

    АС: Нет, давайте так: мы не говорим о возможностях и желаниях. Подписывались документы, соглашения.

    ПШ: Но вы-то говорите об обещаниях.

    АС: Есть договора, которые не выполнялись. До сих пор с 90-х годов договор о том, что получаете самую дешевую, союзную нефть, но часть экспорта, пошлины возвращаете в Россию. Никогда не платили. До 2006 года не платили ни копейки.

    ПШ: Ну так это же наша вина.

    АС: Мы бились. Мы просили. На уровне экспертном и министерском темы поднимались очень жестко. Но внешне, учитывая, что наш российский народ как-то всегда имел хорошее отношение к белорусам, считался братский, родной народ… В тяжелые времена Ельцина, когда страна перестраивалась, была такая иллюзия, что где-то за хребтом, за бугром западным уже есть такая страна, где по-русски разговаривают. Есть белый царь. Правит справедливо и хорошо.

    ПШ: То есть там кто-то в администрации президента на жесткие заявления говорит: «Да ладно, бросьте». Что-то в этом роде?

    АС: Мы медлили. Медлили, рассчитывая на то, что возобладает здравый смысл. Он не возобладал. Это большая трагедия.

    ПШ: То есть это была… Это расценивалось как хитрость, которая москалями не замечена. И Лукашенко обхитрил.

    АС: Да, они к этому привыкли. И сейчас никакой надежды нет, что поняли, что экономика белорусская всегда будет требовать дотаций. Молодой класс политический настроен прозападно. Мы для них — это поле охоты. Мы сырьевой придаток. Они даже пишут в своей аналитической записке, что Беларусь вся из себя суверенное государство, а Россия для них сырьевой придаток. Колония для сбыта. Очень завышенные самооценки, учитывая то, что экономика Беларуси меньше российской в сорок раз.

    Там совершенно уникальные есть вещи: они считают, что Беларусь настолько нужна России, что если Беларусь отойдет от нее, то Россия развалится. Там страшные совершенно иллюзии. Но мы сами их так вырастили. Мир слушает Минск. Поднимается с утра и слушает Минск. Это, понимаете, такой вариант Северной Кореи европейский.

    ПШ: Но не такой ведь жесткий режим?

    АС: Нет. Но тоже похоже: преступности нет в авторитарных режимах. Ну есть, но очень мало. Банки грабят в основном.

    ПШ: Хорошо бы, чтобы у нас с Минском, с Беларусью не возникли границы с колючей проволокой.

    АС: Знаете, думаю, возникнут.

    ПШ: Не оставляете иллюзий?

    АС: Наша задача, чтобы мы остались не братьями, но хотя бы друзьями. Партнерами. Они не прошли вот эту стадию. Они должны пройти ее сами.

    ПШ: Какую?

    АС: Они должны себе определить, как они собираются жить. Они все воспринимают… Вот Лукашенко говорит: мол, вы от меня требуете признания Южной Осетии и Абхазии, а у нас диалог с Европой, с США и так далее. Ну, позволь, если у тебя диалог с США важнее диалога с Москвой, то пускай тебя США и снабжают нефтью, газом, покупают твои МАЗы, БелАЗы и так далее. Ему даже и в голову не пришло, что Россия тоже имеет какие-то интересы. Так воспитана вся политическая элита Беларуси, что Россия совершенно как магазин, у которого нет кассы. Взял и вынес, что захотел. И когда говорят, что подожди, надо заплатить, здесь тоже живет 150 миллионов населения, их тоже надо кормить. И мы не можем его обдирать ради твоего позиционирования, что ты самый умный, красивый и самый лучший. Мы не можем обдирать очередной российский регион где-то… Это воспринимается как оскорбление. Очень тяжело воспринимается.

    Это беда. Им нужно большое перерождение. Я очень рассчитываю на белорусский народ. На его тактичность, понимание. Да, мы будем врагами сейчас. Да, национализм антироссийский. Но это пройдет, когда они поймут сладость своего труда, что они заработали для себя. Тяжело будет жить, но это будет свое. Да, это будет суверенное и независимое государство.

    И нам надо, чтобы оно было суверенное и независимое. Зачем его терзать, народ? Зачем забирать суверенность и независимость? Он нам близкий народ. Грузины — близкий народ. Но белорусы-то... Кормить или финансировать этот суверенитет нам нельзя. Потому что это бессмысленно. Суверенитет стоит денег, и белорусы должны это понять.

    <span class='inv'><![CDATA[<noindex>]]></span><a href="http://www.onix-trade.net/forum/go.php?http://news.date.bs/politics_188396.html" rel="nofollow" target="_blank">http://news.date.bs/politics_188396.html</a><span class='inv'><![CDATA[</noindex>]]></span>
     
  14. ashap

    ashap New Member

     
  15. поручик

    поручик настоящий полковник

    конечно так))))
    учись у поляков - Войско польско Берлин брало, Красна армя помогала

    у тебя дома телевизор "горизонт", стиралка и холодильник "атлант"?
    тогда я тебе поверю, а если нет - так ты сам себя обманываешь
     
  16. ashap

    ashap New Member

     
  17. DVDima

    DVDima indifférent Staff Member

    Любой социум, семья, класс, коллектив, город, страна, страны сильны своим объединением, когда какойто из элементов начинает думать только в своих интересах, либо весь организм начинает разваливаться, либо организм отторгает эти элементы. Пример из природы, клетки рака - работают только на себя в итоге отторгаются организмом, в итоге умирая.
    Также и Россия-Беларусь, хочет Лукашенко свою историю, свою нацию, свой язык отделить от русского, и плюс к этому строить экономику живущую за счет России, не будет такого понятия как Россия-Беларусь. Будет стена между этими странами, развалятся отношения и останется Беларусь сама по себе, а влиться в евросоюз, тут пример восточные страны европы хороший, ибо тотже евросоюз поделен между сильными и слабыми, в пользу сильных, также кстати критерий будущего развала, либо просто поглощения.
     
  18. ashap

    ashap New Member

    Россия открывает против Лукашенко сексуальный фронт. После провала документальных «Крестных батек» режиссер Валов, отметившийся политическим софт-порно «Юлия», взялся за продолжение порнофильма «Батькино счастье».

    Фильм «Юлия» Александр Валов снял в 2005 году. Спонсором и сценаристом картины выступил экс-депутат Госдумы от ЛДПР Алексей Митрофанов, а в главных героях легко угадывались тогдашний премьер Украины Юлия Тимошенко и президент Грузии Михаил Саакашвили.

    В главном герое «Батькиного счастья» легко угадывается еще один враг Кремля — президент Белоруссии Александр Лукашенко. По сюжету в колхоз к председателю Луке прибывает западная делегация, и тот, чтобы не ударить в грязь лицом, выписывает из Москвы особых доярок модельной внешности.

    Валов начал снимать «Батькино счастье» сразу после «Юлии», но в 2006 году после угрозы Минска возбудить уголовное дело о дискредитации президента РБ режиссер приостановил съемки. Теперь они возобновились.

    Утверждать, что это произошло по отмашке из Кремля, или что Кремль подкинул Валову денег на продолжение ленты, нет оснований. Но такое вполне вероятно. К тому же Валов явно чувствует конъюнктуру, а она для подобной деятельности вполне благоприятна — медиавойна Кремля с Лукашенко не стихает.

    Почему она продолжается – отдельная большая тема. Сам Лукашенко заявляет, что российские олигархи взбешены его нежеланием отдавать за бесценок прибыльные активы. Белорусский политолог Юрий Шевцов считает, что у войны этой есть еще две причины: сознательное подыгрывание Кремля Западу на фоне многочисленных угроз, с которыми Москва явно не сможет справиться, и страх, что харизматик Лукашенко осложнит Путину президентство в 2012 году.

    «Лукашенко влияет на внутреннюю жизнь России через интеграционные объединения – ОДКБ, ЕврАзЭС, Союзное государство, — говорит Шевцов. – Эти организации позволяют ему выступать арбитром. Случись, например, обострение на Кавказе или война в Центральной Азии, Лукашенко может призвать Москву защитить русских. И ей придется реагировать. Вот Кремль и пытается разрушить Союзное государство. Ведь если Лукашенко ответит на очередную провокацию, появится повод разорвать союзный договор».

    Чем Лукашенко может ответить на порнофильм «Батькино счастье», остроумно предположили поляки. «Страшно подумать, каков будет ответ белорусских режиссеров. В конце-концов, во главе России стоит дуэт Путин-Медведев, личные отношения которых не так хорошо известны. Это открывает для последователей Валова интересные возможности», – пишет «Речь Посполита».

    Но проблема не в убийственном остроумии возможного белорусского ответа. Проблема — в проигрышной стилистике, в которой Кремль ведет кампанию против Лукашенко. Тонкости и глубины нет. Можно ведь было построить кампанию на сочувствии братьям, которых ждет «неприятное свидание с реальностью», в коей «мужественно глядящие в глаза экономической правде» россияне живут давно. А порнофильм может лишь добавить Лукашенко популярности, как добавил Тимошенко. И хотя это очевидно, думать об этом, кажется, никто не хочет.

    Думать в России, кажется, вообще мало кто хочет. Нежелание напрягаться — симптом поразившей страну рентно-сырьевой болезни. Мы не хотим напрягаться и не отвечаем на просьбу Киргизии прислать войска в Ош, а теперь стратегическую базу там открывают США. Мы не хотим напрягаться и контролировать расходование средств на вооружение армии, олимпиаду и восстановление Южной Осетии – и теперь вынуждены закупать оружие в ЕС, сокращать список олимпийских объектов и терпеть обращения южных осетин за помощью к Западу. Мы ничего не хотим делать сами – и вынуждены мириться с чужим воровством и бездарностью, а то и с вредительством.

    Что нужно, чтобы Россия встряхнулась и начала, наконец, думать и действовать сама? Может, выбрать Лукашенко?

    P.S: Как показывают опросы Baltic Surveys, фильм НТВ «Крестный батька» смотрел лишь каждый седьмой городской житель Белоруссии, причем cумма отрицательных мнений о нем больше суммы положительных.

    Виктор Ядуха, Росбалт
     
  19. DVDima

    DVDima indifférent Staff Member

    Что за бред, связать какогото порнушника с политикой кремля. "Крестный батька" не был бы правдой, но например происшествие недавнее с Бебениным мне кажется как раз говорит обратное.
     
  20. ashap

    ashap New Member


    История конечно очень туманная!!!
     

Share This Page